Шлиссельбургский десант, ноябрь 1941 года: малоизвестная попытка прорыва блокады

 
Лыжники - "белые призраки" войны
Политрук Павел Иванович Шагин (1909 -1941)

В музее истории Санкт-Петербурга прошла презентация книги «Шлиссельбургский десант». 
Авторы, историк Вячеслав Мосунов и внук одного из участников операции по прорыву блокады Ленинграда Валерий Шагин, работали над книгой более трех лет.
Именно тогда, в 2015 году, Валерий Шагин решил узнать, как погиб его дед - политрук Павел Иванович Шагин. Единственный документ, который хранился в семье более 70 лет - это извещение о гибели политрука Шагина в районе деревни Липки. Никаких документов, писем, ни одной фотокарточки не сохранилось. 
Вот с этой единственной зацепки - названия деревни и начались поиски. 
Валерий Шагин - не профессиональный историк, сам себя он называет независимым исследователем. Возможно, именно благодаря этой независимости ему удалось собрать и сплотить целую команду заинтересованных людей - историков, краеведов, поисковиков. Идея - узнать больше про деда - постепенно превратилась в целый проект, который захватил многих. 
Одна личная история открыла дорогу для изучения целого военного эпизода, практически неизвестной попытки прорыва блокады. В нем участвовало множество людей. 
Так, политрук Павел Шагин «вывел» за собой из небытия целый полк  - 1-й Особый отдельный лыжный полк моряков Краснознаменного Балтийского флота, почти тысячу человек, многие из которых считались пропавшими без вести, либо родные не знали, где и как они погибли. 
Для историка Вячеслава Мосунова, который много работал с немецкими и советскими документами, эта книга стала еще одной работой, посвященной битве за Ленинград. 
А Валерий Шагин осуществил свою мечту: увидел фотографию деда, познакомился с его личным делом и смог узнать о его судьбе и славном боевом пути. 
 

- Традиционно считается, что осенью 41-го года было две попытки прорыва блокады - в сентябре и октябре, - говорит Вячеслав Мосунов. - Но на самом деле после 28 октября 1941 года советские войска всеми силами пытались прорвать блокаду в южном Приладожье, наступая с Невского пятачка и у Колпино. Помочь им 54-я армия не могла, потому что вела бои у Волхова и Войбокалово. 
Командование Ленинградским фронтом, используя тот факт, что Ладожское озеро уже покрылось льдом, решило помочь наступающим с невских берегов дивизиям отвлекающим ударом с севера, атакуя «бутылочное горло» со льда Ладоги по всему побережью - от Шлиссельбурга до деревни Липки. 

Эту операцию решили провести силами 80-й стрелковой дивизии и 1-го Отдельного лыжного полка моряков Краснознаменного Балтийского флота. 
 

На ладожском льду
"Здорово, клешники!" - приветствовал полк Маргелов, и этим завоевал доверие моряков

Полк был сформирован в Кронштадте из 900 моряков-добровольцев и состоял из трех батальонов. Среди них были моряки из экипажей погибших (в том числе и в Таллинском прорыве) кораблей, зенитчики, матросы береговой службы.

- Морские сухопутные части в СССР начали создавать еще в Гражданскую войну, - говорит Вячеслав Мосунов. - В 1939-1940 годах традиция возродилась с созданием первого официального советского соединения морской пехоты (Первая отдельная стрелковая бригада) и отряда берегового сопровождения, который действовал на льду Финского залива. 
Морские сухопутные части называли морской пехотой, хотя к настоящей морской пехоте они имели весьма отдаленное отношение, у них не было специальной подготовки, вооружения, просто части, сформированные из моряков и переданные на сухопутный фронт.
В Краснознаменном Балтийском флоте первые стрелковые бригады из моряков формируют в июле 1941 года. До замыкания кольца блокады был создан ряд бригад, которые активно участвовали в боях к северу и к югу от Ленинграда. Всего было передано на сухопутный фронт до нескольких десятков тысяч человек.
Опыт формирования бригад был подведен к концу сентября 1941 года в одном из писем в Главный морской штаб, и он был  отрицательным. Слишком мало времени уделялось для подготовки морских сухопутных частей, поэтому они часто бросались в бой по частям. Либо их передавали отдельным сухопутным соединениям, которые отправляли их в самое пекло. 
За несколько дней до начала той операции, о которой написана книга «Шлиссельбургский десант», была предпринята попытка использовать 4-ю бригаду морской пехоты для удара севернее Невского пятачка. Попытка оказалась трагической: все участники погибли буквально за сутки, попали в плен или были перебиты на льду.
 

Одной из следующих попыток и стал Шлиссельбургский десант 28 ноября 1941 года. 
Командовал полком пехотный офицер, майор Василий Маргелов, будущий Герой Советского Союза, после войны генерал армии. Личность легендарная, создатель Воздушно-десантных войск, которые в шутку называли «войсками дяди Васи». 
Незадолго до операции Маргелов командовал 218 стрелковым полком 80-й стрелковой дивизии. 21 ноября 1941 года его направили командовать лыжным полком моряков. Полк должен был участвовать в совместной операции с 80-й стрелковой дивизией.

Первая попытка наступления в ночь на 25 ноября сорвалась из-за того, что части 80-й дивизии не вышли вовремя на исходный рубеж
Новый выход советских частей на лед состоялся в ночь с 25 на 26 ноября. Однако и в этот раз операция сорвалась. При движении по льду войска встретили ряд полыней и вынуждены были вернуться обратно на западный берег Ладожского озера. В этот день не все части 80-й стрелковой дивизии успели получить приказ повернуть обратно. Как минимум, один батальон 153-го стрелкового полка не сделал этого, вышел на берег Ладоги, занятый немцами, и был уничтожен в последовавшем бою.

Новая попытка состоялась в ночь с 27 по 28 ноября. 
Теперь лыжники Маргелова должны были идти к Липкам из исходной точки-мыса Сосновец до островов Зеленцы около 15 км, а затем выйти на исходный рубеж. Это сильно удлинило их маршрут. Лед был гладкий, торосистый, в связи с чем идти на лыжах было очень сложно.
Рано утром 28 ноября только полк Маргелова смог выйти в назначенную точку атаки - к деревне Липки. Это случилось с опозданием, когда уже рассветало. Пехоты не было. Оценив сложившуюся обстановку, Маргелов дал приказ атаковать.
 

Майор Маргелов, 21 ноября 1941 года

Прорвав первую линию неприятельских окопов у первого (Новоладожского) канала, маргеловцы заняли своим левым флангом деревню Липки и продвинулись на юг примерно на 1 км, уничтожая дзоты, пулеметные гнезда и живую силу противника. После перехода второго (Староладожского) канала проивник стал пулеметным и артогнем препятствовать дальнейшему продвижению лыжников, бросив против них, помимо имевшегося пехотного подразделения, свежие из резерва, оснащенные больщим количеством автоматического оружия, за счет чего противник имел значительные преимущества.   
Моряки стали нести большие потери от артиллерийского огня и минометов, фланги лыжников стали немцами обходиться, создавалась угроза окружения.
В результате этого морские пехотинцы вынуждены были перейти к обороне. Почти весь командный состав полка был перебит, сам Маргелов был ранен, связь с частями 80-й дивизии установить было невозможно- все радиостанции вышли из строя. Попытки связаться с начштаба фронта не увенчались успехом, так как противник уничтожил 6 лыжников, посланных с донесением командиром полка.
Вот что говорится в докладе Политуправления, записанном со слов немногих выживших в том бою командиров, в том числе командира полка Василия Маргелова.: «С 11.00 до 19.00 под сильным огневым валом пулеметного и автоматного огня отбивались лыжники-моряки от немцев героически. Ни один человек не отошел без приказа. Краснофлотцы резали финками ракетчиков, выпуском ракет сбивали артиллерийский и минометный огонь противника. Командир полка отмечает исключительное мужество в поведении людей в бою.
Раненые, кого не смогли с собой захватить, отстреливались, позднее были слышны крики: «Смотри, фашистская сволочь, я моряк-балтиец и умру как подобает моряку!»
30 ноября по донесению замначальника ПУБАЛТА из 903 человек на батарею здоровыми возвратились всего 202 человека, раненных 47, ждали еще 50».
Был ли шанс на успех у бойцов 80-й стрелковой дивизии и лыжников? Возможно, что и был, но этому помешали разные обстоятельства. 
Прежде чем начать бой, лыжникам пришлось пройти по льду около 20 километров, и они уже были измотаны переходом. Выйдя на берег, советские войска должны были рассчитывать только на себя, т.к. огневая поддержка с западного берега Ладоги могла быть только при наличии связи, но ее не было. 

Карта из отчета 227-й пехотной дивизии вермахта 1-му армейскому корпусу о боевых действиях по отражению атаки русских 28-29.11.1941
Памятный знак на месте гибели 1-го Особого лыжного полка моряков у бывшей деревни Липки

Масштаб боевой активности в обороне лучше всего отмечен нижеследующим расходом боеприпасов 227-й немецкой пехотной дивизии - двух взводов стрелков-мотоциклистов и двух взводов противотанковых пушек армейской группы:
- 24500 выстрелов из пулемета
- 12000 выстрелов из карабинов
- 372 выстрела из противотанковых пушек 
- 80 ручных гранат

И все же в этом бою немцы прочувствовали безудержную отвагу русских моряков.В журнале боевых действий полк Маргелова был назван «элитным», его бойцы по мнению противника имели «отличную выправку и производили  превосходное впечатление, обладали необычайно высоким боевым духом. Полк, несмотря на огромные потери, боролся до последнего с исключительным упорством,его сопротивление было сломлено только после почти полного уничтожения..»
 


Часть лыжного полка, уцелевшего в бою у Липок, вошла в новый состав и оказалась в составе Приморской оперативной группы на Ораниенбаумском плацдарме. Позже полк был переименован в 6-й полк морской пехоты и в таком виде просуществовал до конца войны.  
А Василий Маргелов спустя годы в память о моряках первого особого отдельного лыжного полка КБФ добился, чтобы десантники носили тельняшки. 
Он говорил, что удаль «братишек» запала ему в сердце, и хорошо бы десантники переняли славные традиции старшего брата – морской пехоты и с честью их продолжали. 
Все эти данные двум исследователям удалось получить после долгих поисков. 
- Проще всего было с немецкими документами, в которых рассказывалось о том бое, - говорит Вячеслав Мосунов. – Все оцифрованные копии хранятся в американских архивах. Так нам удалось получить документы 227-й дивизии, которая воевала под Ленинградом. 
 

 

Атака

А вот с советскими документами было сложнее. Мы находили кое-что полезное, но общей картины получить не могли, потому что не обнаружили ни одного боевого донесения за время выхода дивизии на лед. 
И только когда к нам попали переговоры советского командования по прямому проводу, внезапно информация посыпалась как из рога изобилия. Как оказалось, эта операция была очень важной, ответственным за ее проведения был назначен генерал Гусев, начальник штаба Ленинградского фронта. Он давал почасовые отчеты в штаб Ленинградского фронта, и все это зафиксировано на телеграфной ленте. 
Эта скрупулезная работа помогла выявить подробности боя, узнать имена почти всех бойцов, их биографии. Мы нашли потомков участников  Шлиссельбургского десанта, эти воспоминания дополнили общую работу». 
29 ноября 2015 года инициативная группа установила памятный знак на десятом километре Петровской дороги, протянувшейся от Шлиссельбурга вдоль Староладожского канала. Знак посвящен подвигу моряков 1-го Особого отдельного лыжного полка КБФ и воинов 80-й стрелковой дивизии. В ближайших планах – установить на этом месте достойный памятник. 
 

Книгу о Шлиссельбургском десанте авторы писали три года

А работа продолжается. 
- Книгу можно расширить и готовить работу по участию морских сухопутных частей в обороне Ленинграда летом и осенью 41 года, - говорит Вячеслав Мосунов. - История первого лыжного полка будет занимать в ней особое место. 
Валерий Шагин уверен - это тот случай, когда жизнь намного интереснее вымысла, и следующим поколениям надо обязательно рассказывать о тех славных событиях, не мифологизируя и не приукрашивая их. 
Кстати, младший сын Валерия Павел пошел по стопам прадеда, отслужив срочную службу в военно-морском флоте в Кронштадте, и с гордостью носил тельняшку и черный бушлат моряка-балтийца. 
 

Память
Марина Литвинова