1941 1944 1945 1942 1943

Подвиг блокадных энергетиков

Энергетика

Снимок опубликован в газете «Энергетик Петербурга», спецвыпуск, сентябрь 2003 года.

После того, как 8 сентября 1941 года замкнулось кольцо блокады вокруг Ленинграда, город оказался отрезанным от всех загородных электростанций, снабжавших его энергией. Были разрушены многие подстанции и ЛЭП. В самом Ленинграде осталось работать только пять тепловых электростанций. Однако и на них из-за недостатка топлива резко сократилась выработка энергии, которой хватало только на госпитали, хлебозаводы и правительственные здания, имевшие отношение к фронту. Была парализована работа оборонных заводов, остановились трамваи и троллейбусы, перестал работать водопровод. Оборудование электростанций постепенно прекращало работать. Началась энергетическая блокада Ленинграда.

Жители блокадного города делились воспоминаниями о той страшной зиме 1941-42 гг.: «В комнатах была постоянная темь: в большинстве домов от обстрелов, от бомбежки вылетали стекла, окна были заделаны фанерой, завешаны одеялами, заткнуты тряпьем…», «На улицах тоже стояла темень. В целях светомаскировки в домовые фонари ввинтили синие лампочки. Когда и они погасли, по вечерам приходилось ходить по памяти, натыкаясь на людей. Темнота действовала угнетающе. К этой морозной темноте трудно было привыкнуть, приспособиться…», «Бывало, выйдешь на улицу, а там так темно, что будто пропасть какая. Идешь и руки перед собой держишь…», «Как-то не существовало ни утра, ни вечера. Ничего. Казалось, что темень сплошная все время…».

25 января 1942 года стал самым тяжелым днем для энергетики Ленинграда: во всей энергетической системе работала только одна станция, неся нагрузку всего в 3000 кВт.

В начале февраля 1942 года ночью у электростанции замерзли паровозы, и стало невозможно подавать топливо. Станция полностью остановилась. Утром работники станции неимоверными усилиями смогли пустить один паровоз, сделать нужную подачу топлива и растопить котел для запуска турбогенератора.

Много специалистов-энергетиков ушло на фронт, а оставшиеся – в условиях голода и холода – продолжали работать, обеспечивая выработку возможного количества электроэнергии. Жители города помогали, как могли, – 3000 ленинградцев отправились на лесозаготовки, для заготовки торфа формировались специальные «женские бригады», но наработанные запасы быстро иссякали.

Работники электростанции собирали остатки топлива с эвакуированных или бездействовавших предприятий. Был разрешен снос всех деревянных построек в черте города – за две недели «на дрова» разобрали 279 строений. Тогда же частично разобрали деревянный саркофаг Медного всадника, на оставшихся досках появилась надпись: «Ему не холодно, а мы согреемся».

В конце февраля 1942 года положение с топливом улучшилось. Тепловая электростанция начала вырабатывать все большее количество электроэнергии: 26 февраля – 8 тысяч киловатт, а 13 марта – уже 14 тысяч. Было принято решение возобновить движение трамваев: 31 марта началось движение грузовых трамваев, а с 15 апреля – 6 пассажирских маршрутов. Десятки километров путей, 500 километров контактной сети, сотни вагонов в короткий срок были приведены в порядок. Ленинградцы, садясь в трамваи впервые за долгое время, смеялись и плакали от радости.

Весной 1942 года началась добыча торфа на правом берегу Невы.

С 20-го марта Ленинград получает уже 550 тысяч киловатт часов электроэнергии. Наступление наших войск на Волховском фронте, освобождение города Тихвина предотвратило захват Волховской ГЭС и создало возможность восстановления станции, основное оборудование которой было демонтировано и эвакуировано в тыл страны. Вскоре начались работы по монтажу первых трех гидрогенераторов.

23 сентября 1942 стал историческим днем для всех жителей Ленинграда. Это была первая, но очень важная победа ленинградских энергетиков. В этот день, в 9:40 утра, в осажденный город стала поступать энергия Волховской ГЭС. В самом узком месте Ладожского озера (23,5 км) было решено проложить 120 километров бронированного кабеля, по которому в город должна была поступать электроэнергия. На заводе «Севкабель» не было ни воды, ни пара, ни электричества, но к лету 42-го работники завода смогли выпустить более 100 километров кабеля, выдерживающего напряжение в 10 кВ, – 270 барабанов, по 11 тонн каждый.

Осенью в зону прокладки было направлено три строительных батальона, водолазы, связисты. В помощь им были мобилизованы рабочие ленинградских предприятий – в основном, женщины. Подстанции строились в лесу – для маскировки. Оборудование рассредоточили, аккумуляторные батареи, релейные станции укрыли в блиндажах. Вскоре главная трудность – прокладка кабеля по дну Ладоги – была преодолена. Осажденный город получил ток Волховской ГЭС. Энергетическая блокада была прорвана. Все было выполнено на 11 дней раньше поставленного срока.

На многих предприятиях ожили станки, двинулись с места мостовые краны, все больше оружия и боеприпасов стало поступать на фронт. Больше стало света в операционных госпиталей и больниц. Усилилось движение трамваев. Более 3 тысяч домов было подключено к оживающей и набирающей силы энергосистеме.

Блокадный кабель, поднятый со дня Ладоги после войны, служит до сих пор: он проложен под тротуаром Невского проспекта.

Зимой на Ладожском озере построили другую уникальную линию электропередач – «ледовую». Прямо в лед Ладоги вмораживались столбы с изоляторами. Линия протянулась на 30 километров – с восточного берега до подстанции в Кокорево. Ее включили 13 января 1943 года – на второй день операции «Искра». Электроснабжение города существенно улучшилось: теперь семья из трех человек могла на 2 часа в день включать лампочку мощностью в 40 Ватт. Просуществовала «ледовая линия» 68 суток и весной была демонтирована. Но за это время Ленинград получил по ней 30 млн. кВтч энергии.

Весной 1944 года установили наземную линию, связавшую Волховскую ГЭС и Ленинград. Летом в городе начали ремонт уличного освещения, и осенью 1944 года после трех с половиной лет затемнения и маскировки улицы Ленинграда вновь озарились электрическим светом.

В невероятно сложных условиях блокады ленинградские энергетики совершили настоящий подвиг, сумев обеспечить электричеством отрезанный от Большой земли город.

Справка

Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. энергосистемой Ленинграда потеряно две трети мощности, более 1000 км высоковольтных линий 110-220 кВ, все загородные подстанции 35-110 кВ, основные торфопредприятия с общей годовой добычей до 3 млн. т торфа. С 1941 по 1944 год на объекты энергосистемы сброшено более 300 фугасных бомб, свыше 1000 зажигательных бомб, около 3000 снарядов. Погибли на фронте и от обстрелов – 176 человек, умерли, не пережив блокаду, – 1654 работника «Ленэнерго».

Энергетическая хроника 1941-1944 гг.:

22 августа 1941 г. ГЭС Роухиала (ГЭС-10) захвачена врагом.

30 августа 1941 г. Нижне-Свирская ГЭС (ГЭС-9) и Волховская ГЭС (ГЭС-6) прекратили подачу электроэнергии в Ленинград.

7 сентября 1941 г. Дубровская ГРЭС (ГРЭС-8) захвачена врагом.

8 сентября 1941 г. Замкнулось кольцо блокады вокруг Ленинграда. Город отрезан от загородных электростанций.

10 сентября 1941 г. Постановление Военного Совета Ленинградского фронта о рациональном расходовании электроэнергии.

13 сентября 1941 г. Нижне-Свирская ГЭС (ГЭС-9) захвачена врагом.

6 ноября 1941 г. Последний эшелон с оборудованием Волховской ГЭС ушел с железнодорожной станции Волхов-2. ГЭС подготовлена к взрыву и затоплению. В здание Ленэнерго упала фугасная бомба 250 кг, при выносе она взорвалась, погибли 5 человек, часть здания разрушена. Конец декабря 1941 г. В Ленинграде полностью прекращено движение трамваев, троллейбусов. Не работает водопровод. Начало энергетической блокады.

27 декабря 1941 г. Издан приказ о восстановлении Волховской ГЭС для осуществления передачи электроэнергии со станции в осажденный город

25 января 1942 г. «Черный день» для энергетики Ленинграда: во всей энергетической системе осталась только одна работающая станция, неся нагрузку всего в 3000 кВт.

Конец февраля 1942 г. Улучшилось положение с топливом. Тепловая электростанция начала вырабатывать все большее количество электроэнергии. 26 февраля 1942 г. Теплоэлектростанция выработала 8 тысяч киловатт электроэнергии.

13 марта 1942 г. 

14 тысяч киловатт электроэнергии.

31 марта 1942 г. Началось движение грузовых трамваев.

15 апреля 1942 г. Вступили в строй 6 пассажирских трамвайных маршрутов.

20-го марта 1942 г. С этого дня Ленинград стал получать уже 550 тысяч киловатт часов электроэнергии.

конец мая 1942 г. На Волховской ГЭС смонтированы агрегаты №  2, 3 и 4

16-18 июня 1942 г. Энергетики и рабочие батальоны совершили подвиг: проложили электрический кабель по дну Ладожского озера.

23 сентября 1942 г. В Ленинград стала поступать электроэнергия с Волховской ГЭС. Энергетическая блокада прорвана.

6 ноября 1942 г. По указанию Ленинградского городского комитета на праздничные дни включили электричество в жилых домах.

13 января 1943 г. Построена «ледовая линия» электропередач.

18 сентября 1943 г. принято решение включить электричество во всех домах, имеющих исправные внутренние сети.

1 октября 1943 г. B 995 жилых домов заработали водопровод, канализация и электричество.

Весна 1944 г. Установлена наземная линию, связавшая Волховскую ГЭС и Ленинград. Лето 1944 г. В городе начали ремонт уличного освещения.

Август 1944 г. Полное восстановление Волховской ГЭС

Осень 1944 г. После трех с половиной лет затемнения и маскировки улицы Ленинграда вновь озарились электрическим светом.

Сводная таблица по электростанциям в 1940-1945 гг.

Установленная мощность электростанций /тыс.кВт/ Выработка электроэнергии электростанциями /млн.кВт.ч/ Выработка электроэнергии электростанциями в декабре 1941 г. /млн.кВт.ч/
1940 г. – 765,5
1941 г. – 257
1942 г. – 259
1943 г. – 268
1944 г. – 318
1945 г. – 440
1940 г. – 3146
1941 г. – 2733
1942 г. – 231
1943 г. – 406,2
1944 г. – 698,7
1945 г. – 1184,7
ГЭС-1 – 15,88
ГЭС-2 – 9,27
ГЭС-3 – 1,18
ГЭС-4 – 0,15
ГЭС-5 – 22,68
ГЭС-7 – 0,68

 

Редакция портала благодарит пресс-службу ОАО «Санкт-Петербургские электрические сети» и службу по работе с органами власти, общественными организациями и СМИ ОАО «Ленэнерго» за предоставленные материалы и помощь в подготовке раздела.

 

 

 

 

Восстановление Волховской гидроэлектростанции

© «Гидротехника. XXI век»

 

После освобождения г. Тихвина и организации ледовой трассы через Ладогу, 27 декабря 1941 г. Военный Совет Ленинградского фронта и Государственный комитет обороны приняли решение о восстановлении Волховской гидроэлектростанции для осуществления передачи электроэнергии в осажденный город.

Волховская ГЭС оказалась единственной станцией в Ленинградской области, остававшейся на территории, не захваченной врагом, и возможностью для спасения Ленинграда от энергоблокады.

Производство всех работ поручалось тресту «Свирьстрой».

С января по март 1942 г. на Волховскую ГЭС по льду Ладожского озера из Ленинграда были доставлены специалисты из системы «Ленэнерго», с Ленинградского Металлического завода (ЛМЗ), заводов «Электросила» и «Электроаппарат», а также эвакуированные работники с Урала. Трестом «Свирьстрой» был организован стационар, куда были помещены сильно ослабевшие люди, которые через 20—30 дней уже приступили к работе.

В это же время по инициативе заместителя наркома электростанций Б. Е. Веденеева отзывается из армии один из ведущих специалистов в области монтажа гидроагрегатов Михаил Александрович Барковский, который в марте 1942 г. прибыл на Волховскую ГЭС. Все работы по восстановлению Волховской ГЭС возглавил представитель треста «Свирьстрой» С. А. Левшин.

Волховская ГЭС с ноября по декабрь 1941 г. находилась под угрозой захвата, в связи с чем, оборудование было демонтировано, а сама станция приготовлена к взрыву и затоплению. В конце зимы 1942 г. в Волхов прибыли эшелоны с Урала и Средней Азии, частично возвратившие эвакуированное оборудование станции.

Однако при эвакуации оборудования Волховской ГЭС большая часть эшелонов после воздушных налетов вражеской авиации была разгружена на промежуточных железнодорожных станциях, поэтому для поиска и комплектации гидромеханического и электрооборудования ГЭС была создана специальная группа под руководством М. А. Барковского. Этой группе приходилось уточнять — какие ва­гоны разгружены на промежу­точных железнодорожных станци­ях, в ряде случаев под снегом находить нужное оборудование, проверять его состояние, добивать­ся получения платформ или вагонов для отгрузки его на ГЭС.

Некоторые узлы оборудования были повреждены настолько, что их пришлось изготав­ливать заново на месте восстановления.

Большие трудности возникли при комплектации элек­трооборудования и приборов, которые прибыли сильно поврежденными и требовали полного восстановления. Ка­тушки и реле полностью перематывали, заменяли манже­ты, пружины и демпферные устройства. Эти работы вы­полнялись в организованной электромонтажниками лабо­ратории.

Монтажные бригады комплектовались из 3—4 муж­чин и 4—5 женщин. Женщины быстро овладевали мон­тажным инструментом и успешно работали.

На восстановлении электрооборудования приборов ощущалась нехватка квалифицированных рабочих, поэтому была организована группа по обучению молодежи (парней и девушек возрасте 16—18 лет) основам электротехники и практической работе. Вскоре эта молодежь под руковод­ством крупных специалистов пополнила ряды высококвалифицированных рабочих.

До войны все изготовляемые в Советском Союзе гидроагрегаты монтировались силами заводов — поставщиков оборудования.

Теперь перед специалистами встала непростая задача: в кратчайшие сроки, в условиях военного времени повторить производственный процесс по созданию гидроагрегатов непосредственно на месте его эксплуатации. Это требовало изыскания совершенно новых организационных и технических решений, отличающихся смелостью и разумным производственным риском, требовавшим неординарной инженерной интуиции. Кроме того, задача усугублялась экстремальными военными условиями: нехватка рабочей силы и квалифицированных кадров, отсутствие технической документации, материально-технического снабжения и ограниченность транспортной схемы. Люди работали на пределе физических сил с риском для жизни под огнем вражеской авиации и артиллерии, хронически испытывая голод, холод и переутомление.

Несмотря на лишения и технологические трудности, поставленная задача была задачей государственного уровня и должна была быть выполнена качественно и точно в срок, и она решалась в жестком и безапелляционном режиме. Участники рабочего процесса обязаны были адаптироваться к предложенным условиям, волховстроевцы понимали, что права и времени на ошибки в процессе создания гидроагрегатов у них нет – машины должны быть выпущены надежными, без малейшего риска аварийных ситуаций. Трудовой коллектив с большой ответственностью подходил к поставленной задаче, все личные заботы и трудности отступали на задний план.

К концу мая 1942 г. на Волховской ГЭС были смонтированы и опробованы на холостом ходу агрегаты №  2, 3 и 4. Опыт этих работ показал, что предлагаемые обстоятельства восстановления гидроэлектростанций в ограниченные сроки требовала более высокого уровня организации монтажных работ.

И в начале июня 1942 г. М. А. Барковский обращается к заместителю наркома электростанций СССР Борису Евгеньевичу Веденееву с письмом о необходимости организации востановительно-монтажной конторы (треста, управления) по гидросиловому и электротехническому оборудованию гидроэлектрических станций.

Своевременность и необходимость создания такой организации М. А. Барковский обосновывает целым рядом соображений, ссылаясь на опыт восстановительного монтажа первых трех агрегатов Волховской ГЭС.

Барковский пишет, что в настоящее и ближайшее время монтажные работы по гидросиловому оборудованию будут проходить в условиях более сложных, нежели это было в довоенный период и тем более актуальным становится вопрос об упорядочении монтажных работ по гидроэнергетическому оборудованию.

При содействии Б. Е. Веденеева просьба М. А. Барковского удовлетворяется. Решением Совета Народных Комиссаров СССР от 30 июня 1942 г. в составе треста «Свирьстрой» была организована специальная монтажная организация «Спецконтора №  2», которой поручалось восстановление и монтаж гидросилового оборудования ГЭС во всех районах необъятной советской страны. Основной костяк «Спецконторы №  2» составили работники ЛМЗ. М. А. Барковский был назначен ее начальником и главным инженером.

Команда о возврате агрегата № 1 на Волховскую ГЭС поступила в октябре 1942 г. К этому времени Ленинград уже получал электро­энергию с. Волховской ГЭС по кабелю, проложенному по дну Ла­дожского озера. При отгрузке агрегата № 1 возникли проблемы с получением вагонов, в решении которых Михаил Александрович Барковский принимал активное участие. Агрегат № 1 был отгружен в ноябре, а в конце декабря его уже включили в сеть; агрегаты № 5,6 и 7 были отгружены в 1943 г., а агрегат № 8—зимой 1944 г. Следует отметить, что рабочие ко­леса турбин оставались на месте и не отгружались.

При демонтаже ротора генерато­ра № 7 произошел обрыв стропов, и ротор упал. Была разбита нижняя крестовина, вал выскользнул из ступицы и, падая, ударил по рабо­чему колесу турбины, сильно повре­див верхний чугунный обод его и погнув лопасти рабочего колеса, а также повредив нижнее кольцо направляющего аппарата. Автори­тетная техническая комиссия при­знала, что рабочее колесо не может быть восстановлено даже в завод­ских условиях. Однако инженеры Никифоров, Попов и Рудник при содействии начальника работ Левшина разработали проект ремонта рабочего колеса на месте и осуще­ствили его. Это рабочее колесо, а также все недостающее и разби­тое оборудование комплектовалось, восстанавливалось и устанавлива­лось на последнем агрегате № 8, который работает до сего времени. В августе 1944 г. Волховская ГЭС была полностью восстановлена.

 

Преодоление энергетической блокады в период осады Ленинграда немецкими войсками, стало результатом блестящего решения комплексной военно-экономической задачи. Освобождение г. Тихвина явилось ее первым этапом, что дало возможность перейти к организации работ в тылу и реализовать остальные три этапа:

— восстановление Волховской ГЭС,

— создание новой системы управления восстановительно-монтажных работ,

— выдача мощности в осажденный город.

При восстановлении Волховской гидроэлектростанции для спасения блокадного Ленинграда родилась не просто новая организация, произошло выделение нового самостоятельного направления деятельности в гидроэнергостроительстве, что позволяло перевести монтажные работы на новый уровень качества и создало условия и возможности для модернизации и усовершенствования инженерного искусства монтажа гидроагрегатов и оборудования впоследствии.

В августе 1944 г. Волховская ГЭС была полностью восстановлена.

В 1947 г. «Спецконтора №  2» была реорганизована во Всесоюзный специализированный трест по монтажу гидросилового оборудования — «Спецгидроэнергомонтаж», который по сей день существует и известен в гидроэнергетической отрасли России, стран СНГ и многих зарубежных стран как Ордена Трудового Красного Знамени Трест «Спецгидроэнергомонтаж».

 

Материал подготовлен редакций журнала «Гидротехника. XXI век»