1941 1944 1945 1942 1943

Женщина на войне

 

Плакат ©СПб ГБУК «Музей обороны

и блокады Ленинграда»

Нет ничего несовместимее понятий: женщина — дающая жизнь, и война — несущая смерть. На пике истории, когда начинается война, человеческая жизнь выворачивается наизнанку, ломается привычный уклад жизни, перемешивается добро со злом, рушатся планы, приходит конец мечтам и надеждам, теряется ценность человеческой жизни. На смену счастливому детству, романтической юности, уверенной зрелости, уважаемой старости приходят страдания,  сиротство, вдовство, ранения и инвалидность, смерть и разрушения. И среди ужасов и хаоса войны, как феникс из пепла встает преображенная женщина. Не слабое, жалующееся, беспомощное существо, а сильная духом, преодолевающая все невзгоды, несгибаемая, несломленная. Она находит в себе силы сквозь ужасы войны — обстрелы и бомбежки, голод, холод, потерю близких, бытовую неустроенность, тревогу за ушедших на фронт – пронести любовь к детям, через не могу работать и жить, поддерживать слабых, вдохновлять упавших духом, отдавать последнее нуждающимся, любить и верить в лучшее.    

О том, что женщина в России может все, писал еще Николай Некрасов: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Равенство мужчин и женщин поддерживалось и идеологией СССР. Кому не знакомы довоенные лозунги «Женщины, на трактор!», «Девушки, в авиацию!». Любимые героини довоенных фильмов и спектаклей: Анка-пулеметчица, Любовь Яровая, Девушка с характером, врач из фильма «Семеро смелых», «Дочь моряка», «Подруги», мать из романа А.М. Горького, строители Комсомольска — на Амуре и Московского метрополитена.

Однако, когда начавшаяся война стала реальностью, женщина оказалась едва ли не главной фигурой в тылу в годы войны. Процесс врастания её в военные будни был далеко не простым. Для большинства женщин трудности военного времени стали тяжелой ношей. Лишившись привычной защиты и опоры в виде сына, отца, мужа, под давлением постоянного беспокойства о судьбе ушедших на фронт мужчин и вывезенных в эвакуацию детей, многие потеряли равновесие, были растеряны, плохо осознавали происходящее. Жизнь не спрашивала: можешь или не можешь, справишься или не справишься, хочешь или не хочешь. Возложение на женские плечи тяжелого груза забот в городе и деревне стало само собой разумеющимся.  На «слабый пол» теперь легла вся работа гражданского населения в условиях войны, им предстояло заменить мужчин на всех участках…

Война прибавила к обычным женским заботам тяжелые, непривычные, опасные виды деятельности (работы) в тяжелейших условиях и трудности психологического давления от постоянной опасности. 

Средствами пропаганды и агитации для них, оставшихся в городах и селах в большинстве, стали радиопередачи, обращения в газетах, плакаты и листовки: «Родина-мать»; «Мать, провождающая сыновей на фронт»; «Любимая, вдохновляющая на ратный подвиг»; «Труженица у станка».

Для них же звучало и особое обращение в речи И.В. Сталина от 3-го июля: «Советские патриоты и патриотки! Изучайте военное дело! Готовьтесь стать умелыми защитниками родины! Да здравствуют ленинградцы – славные патриоты и патриотки нашей страны! Да здравствуют народные мстители – отважные советские партизаны и партизанки! Рабочие и работницы, инженеры и техники предприятий, изготавливающих вооружение и боеприпасы для фронта! Работайте с удвоенной энергией! Все для фронта, все для победы! Всеобщее военное обучение граждан и гражданок СССР укрепляет нашу оборону. Женщины и девушки! Овладевайте мужскими профессиями, заменяйте мужчин, ушедших на фронт! Изучайте дело противовоздушной и противохимической обороны, санитарное дело, связь! Помогайте Красной Армии громить немецко-фашистских захватчиков!»

Плакат ©СПб ГБУК «Музей обороны

и блокады Ленинграда»

Плакат ©СПб ГБУК «Музей обороны

и блокады Ленинграда»

Для ленинградских женщин, оказавшихся в годы блокады в городе-фронте, война из отвлеченного понятия превратилась в грозную реальную силу. Многими овладело чувство внутренней тревоги и неопределенности.

Жизнь в блокаде требовала особой собранности и напряжения. С плакатов и стендов «Окон ТАСС», и «Боевого Карандаша», листовок, открыток и газетных полос женские лица призывали, убеждали, вдохновляли, учили, служили примером, заставляли не бояться и верить в победу.

С первых недель войны ленинградок привлекли к тяжелым физическим работам по переводу жизни города

на военный лад. Для предотвращения пожаров от обстрелов и бомбежек в каждом доме жильцы расчищали чердаки, разносили на них ящики с песком, ведра и бочки с водой, обмазывали стропила и чердачные перекрытия специальной огнезащитной краской. Летом 1941 года город готовился к уличным боям.

Укрытие витрин Елисеевского магазина ©СПб ГБУК

«Музей обороны и блокады Ленинграда»

Женщины наравне с мужчинами после работы или учебы привлекались к рытью щелей и оборудованию подвалов под бомбо- и газоубежища, устройству госпиталей. Женщины составляли основную рабочую силу на строительстве оборонительных рубежей на дальних и ближних подступах к Ленинграду. В городе на площадях, проспектах и перекрестках сооружались узлы сопротивления, баррикады, огневые точки.

Население вывозилось на строительство оборонительных рубежей вокруг города при полном отсутствии опыта подобных работ и под обстрелом врага. «В письме с оборонной стройки к ленинградским женщинам М. Карелина писала: „Мне 57 лет, из которых 40 я непрерывно проработала на табачной фабрике. Нелегко, сами понимаете, в мои годы без сноровки взяться за кирку и лопату. Но могут ли советские женщины в эти грозные дни стоять в стороне от битвы за нашу Родину, честь и свободу? 18 дней непрерывно, без выходных, по 12 часов в сутки работаем мы. Грунт попался тяжелый, и много приходится работать киркой. …Нас в бригаде пять пожилых женщин. Многие не верили, что мы можем быть полезны здесь. А что получилось на самом деле? На третьем участке мы, пять пожилых женщин, сделали больше чем семь парней из механического цеха нашей фабрики, работавшие рядом с нами. Секрет простой. Все зависит от желания, от того, как работает человек “» ( «Ленинградская правда на оборонной стройке», 10 августа 1941 г.).

«Чтобы заставить ленинградцев уйти с оборонительных рубежей, немцы не жалели ни мин, ни снарядов, ни авиационных бомб. С самолетов сбрасывались различные предметы – камни, рельсы, продырявленные бочки, которые при полете издавали гул, вой и свист, что, по мнению врага, должно было устрашить работавших. А.А. Жданов назвал это психической атакой с воздуха.

Всего более 500000 ленинградцев работало на строительстве оборонительных сооружений.

Учения гранатометанию ©СПб ГБУК

„Музей обороны и блокады Ленинграда“

Занятия по стрельбе ©СПб ГБУК «Музей

обороны и блокады Ленинграда»

На наблюдательной вышке ©СПб ГБУК

«Музей обороны и блокады Ленинграда»

В середине июля 1941 года по решению горкома партии развернулось всеобщее военное обучение всех трудящихся города, в том числе и женщин, на предприятиях и в учреждениях без отрыва от производства. В начале июля по решению Ленгорсовета все взрослое население обязано было пройти подготовку к противовоздушной и противохимической обороне. Тогда же предприятия, учреждения домоуправления обязаны были создать группы самозащиты, как часть системы МПВО, куда включались кроме мужчин женщины от 18 до 50 лет. За счет организации групп самозащиты на предприятиях и при домохозяйствах формирования МПВО по сравнению с довоенным временем возросло по своей численности во много раз. Участники групп самозащиты, в основном женщины, оперативно включались в слежение за светомаскировкой, эвакуацию жителей в бомбоубежища, тушение зажигательных бомб, расчистку завалов, что значительно повлияло на сохранение жизней ленинградцев и жилого фонда.   Большим бедствием для города были пожары.  «За годы блокады в городе возникло до 16 тысяч пожаров, причем подавляющее большинство осенью 1941 года и в первые месяцы 1942 года».

Всю осень и зиму 1941-1942 гг. воздушные удары чередовались с артиллерийскими обстрелами. Немецкая авиация и артиллерия обрушивались на жилые кварталы, госпитали, детские учреждения, школы. Снаряды разрывались в переполненных трамваях, в очередях, в общественных местах: банях, кинотеатрах, парикмахерских и т. д. Выполняя варварскую директиву стереть с лица земли Ленинград, немецкая авиация и артиллерия преднамеренно истребляли население города.

Декабрь 1942 г. ©СПБ ГБУК «Музей 

обороны и блокады Ленинграда»

Проспект 25 Октября ©СПБ ГБУК «Музей

обороны и блокады Ленинграда»

С каждым днем все мрачнее становился внешний облик города, все тяжелее становились условия жизни. Вместо высыпавшихся стекол, окна наглухо заделывались досками и фанерой. Дома превратились в казематы без света и почти без вентиляции. Уличная жизнь постепенно замирала. Улицы заваливались сугробами снега, засыпая умерших на улицах прохожих. По наблюдениям метеорологов зима 1941-1942 года была самой лютой. Температура падала до – 38 ̊. Город начал замерзать. Из-за отсутствия топлива прекратили работу электростанции. Вышел из строя водопровод, перестала действовать канализация, погас свет. С началом ледостава на Ладоге поздней осенью 1941 года подвоз продуктов в Ленинград резко сократился. 20 ноября была установлена самая низкая карточная хлебная норма. Кроме целлюлозы в муку подмешивалась древесная кора, кожевенные отруби и другие суррогаты. Кроме мизерного кусочка суррогатного хлеба, никаких других продуктов население не получало. На Ленинград навалился убийственный голод. Большинство женщин, ставших главной опорой семьи, беспрерывно должны были решать множество проблем – чем кормить, как обогреть, где взять воду, чем освещать жилище, как уберечь детей, как похоронить умершего.

Главной причиной смертности стала «алиментарная дистрофия». Бурное развитие дистрофии сочеталось с психическими травмами, связанными с бомбежками, артиллерийскими обстрелами, потерей близких. Сначала заболевали почти исключительно мужчины. На улицах, площадях, набережных, в домах лежали многие тысячи незахороненных трупов. Множество покойников лежали незахороненными на кладбищах.

Но, превозмогая все лишения, люди продолжали жить и бороться за существование.

С огромными трудностями происходил перевод промышленности Ленинграда на военный лад. Значительная часть оборудования заводов была эвакуирована вместе со специалистами. Взамен ушедшим в армию, в народное ополчение, отправленным с предприятиями на восток кадровым рабочим, на заводы и фабрики принимали домохозяек, студентов, пенсионеров, подростков. Многие овладевали несколькими специальностями. Женщины овладевали ранее считавшимися исключительно мужскими профессиями: кузнеца, сталевара, машиниста паровых молотов и работали по 11 часов в день.

На заводе ©СПБ ГБУК  «Музей обороны и блокады

Ленинграда»

Бригада Ирины Булыгиной. Ремонт танков ©СПБ 

 ГБУК  «Музей обороны и блокады Ленинграда»

В 1940 году среди рабочих промышленности  было 47% женщин. В блокаду число их на предприятиях города достигало 75-80% общего числа рабочих. В декабре 1941 года крупнейшие промышленные предприятия, производившие вооружение и боеприпасы, еще снабжались электроэнергией, но вскоре и они оказались в состоянии полуконсервации. Обессиленные голодом рабочие действовавших предприятий часто не могли выходить на работу. Производство боеприпасов почти полностью прекратилось. С каждым днем войска фронта испытывали все большую нужду в минах и артиллерийских снарядах. На многих предприятиях рабочие не оставляли производство, изыскивая различные способы обходиться без электроэнергии. Так на швейной фабрике «Комсомолка» многие работницы принесли на производство собственные швейные машины и продолжали выполнять фронтовые заказы. Рабочие, пока были силы, вращали станки вручную. «Производственные трудности усугублялись тем, что среди рабочих в это время преобладали женщины, техника безопасности отсутствовала. Отапливались только 60% промышленных предприятий, причем 30% помещений – времянками. Лишь 21% предприятий имели прозрачные и полупрозрачные заменители стекла в окнах. 63% промышленных объектов вовсе не освещалось. Вредные цеха были обеспечены вентиляцией на 25%, приточная вентиляция не работала на 78% объектов. Концентрация ядовитых веществ в воздухе превышала в 10-15 раз допускаемые пределы.

В этих условиях голодные, изможденные рабочие с помороженными, потрескавшимися руками из последних сил трудились для фронта. Многие совершали небывалые трудовые подвиги, работая, в случае крайней необходимости, по несколько суток без перерыва и выполняя норму на 250-300%.

Женская бригада Ирины Булыгиной в таких условиях ремонтировала танки.

На Кировском заводе возле сталеплавильной печи, работу на которой нельзя было прерывать даже во время обстрелов и бомбежек, завальщице Татьяне Булановой снарядом оторвало обе ноги.

Из воспоминаний директора фабрики-кухни в Ждановском районе: “ Для обеспечения фабрики-кухни водой приходилось на санках привозить с Невы до 300-т ведер воды ежедневно. Большинство работниц совершенно не уходило домой, так как для того, чтобы приготовить суп для ленинградцев…, нужно было с 5-6 часов утра возить воду…» (ЦГАИПД ф.25, оп. 11, ед. хр. 347, л.14)

Наряду с другими работами летом 1941 года женщины Ленинграда участвовали в подготовке госпиталей. Оборудовали палаты, мыли полы, стирали белье, собирали матрацы, подушки, одеяла, белье, халаты, домашние тапки, посуду, книги, настольные игры, радио. Осенью, по призыву трудящихся фабрики «Пролетарская победа», в Ленинграде начался сбор теплых вещей для фронтовиков. Женщины вязали носки, перчатки, готовили портянки, белье и прочее. «Только в одном Куйбышевском районе было создано 29 кружков по пошивке и вязке белья. В которых во внеурочное время работали 560 девушек. Такие же мастерские были и в других районах».

Голод, холод, отсутствие света и воды, потери близких на фоне постоянной опасности быть убитыми в результате обстрелов и бомбежек зимы 1941- 1942 годов, тяжело сказывались на моральном состоянии горожан. В эти дни особенно требовались сплоченность и товарищеская взаимопомощь. На предприятиях и в домохозяйствах были созданы санитарно-бытовые комиссии, состоявшие преимущественно из молодежи и домохозяек. Они принимали живейшее участие в судьбе ослабевших и больных людей: обходили квартиры, выявляли больных, нуждавшихся в помощи, ухаживали за ними, доставляли продукты и горячую пищу, устраивали в домохозяйствах санитарные комнаты и обогревательные пункты, протапливали и приводили в порядок жилища.

Развозка дров бытовой бригадой ©СПБ ГБУК «Музей

обороны и блокады Ленинграда»

Тимуровцы ©СПБ ГБУК «Музей

обороны и блокады Ленинграда»

Одной из форм общественной помощи населению стали комсомольские бытовые отряды. Первый такой отряд создал Ждановский райком комсомола из 80-ти работниц фабрики «Красное знамя». Группами из 2-3 человек комсомолки приходили в темные и холодные квартиры, приносили дрова, топили печи, мыли полы, стирали белье, носили воду, получали для больных хлеб и продукты в магазинах, обеды в столовых, готовили на дому. Если требовалось, бойцы бытового отряда вызывали врачей или помогали людям добраться до больницы. Осиротевших детей устраивали в детские дома, ясли, детские сады. «По дневникам отрядов подсчитано, что комсомолки в самое тяжелое время блокады оказали помощь почти 78-и тысячам ленинградцев, определили в детские дома, очаги и ясли более 15-ти тысяч детей-сирот». ( «Ленинградская правда», 29 октября 1943 г.)

983 комсомольских бытовых отряда работало в Ленинграде в блокадную зиму. Ими обследовано 29800 квартир, оказана медпомощь 8450 больным.

В первые месяцы войны Общество Красного Креста направило в действующую армию и Армию народного ополчения 5848 санитарок и дружинниц.  Многие из них погибли в боях на подступах к городу.

Только за 1941 год Общество Красного Креста направило в Институт переливания крови 18 тысяч доноров. (ЦГА ЛО, ф.7384, оп. 13, ед. хр. 112, л. 12.)

Став донорами, женщины Ленинграда пришли на помощь больным и раненым. «Санитарка одной из городских больниц Левушкина 105 раз отдавала свою кровь раненым. Только за один год войны в Институт переливания крови обратились 70 тысяч человек».

Много полезных и добрых дел совершили дружинницы Красного Креста. В самые голодные месяцы блокады они с утра до поздней ночи патрулировали по улицам города, подбирали обессилевших людей, доставляли их на обогревательные пункты, в санитарные комнаты домохозяйств и больницы. «В 1941-1942 году дружинницы обследовали 281 727 квартир, выявили более 69 тысяч больных, доставили на носилках в больницы 31 357 человек, ухаживали на дому за 22 142 больными и определили в детские учреждения около 10 тысяч детей. Кроме того, они убрали и привели в порядок 18 440 квартир.

Чтобы предотвратить повторение голодной зимы 1941-42 гг., руководство города приняло решение о развертывании в черте блокады огородной компании. Основным источником снабжения картофелем и овощами армии и населения Ленинграда во время блокады стало овощеводство, организованное на землях пригородных районов, а также в черте города.

На огороде в саду Трудящихся ©СПБ ГБУК  «Музей

обороны и блокады Ленинграда»

К непосильным бытовым и производственным трудностям прибавились непривычные сельхозработы на огородах и в подсобных хозяйствах.

«К началу войны город располагал небольшими запасами топлива. Еще в довоенные годы снабжение топливом такого крупного индустриального центра, как Ленинград, проходило с напряжением. Каменный уголь и нефть завозились из отдаленных районов страны, даже дрова приходилось везти из Карелии, Вологодской, Калининской и других областей. Доля Ленинградской области в снабжении города дровами из года в год уменьшалась. Предприятиям промышленности, коммунальному хозяйству, транспорту требовалось огромное количество топлива. Ежегодно в городе расходовалось более 1700 вагонов, или 36 железнодорожных составов с топливом. …Поэтому с начала осенних перевозок по Ладоге пришлось наравне с продовольствием перевозить и горючее. 

Горком партии вынужден был 6 октября 1941 года принять постановление о проведении лесозаготовок на специально отведенных участках лесоохраной зоны.      

Ленинградцы, направленные на заготовку дров, в основном женщины и молодежь, работали в сложных условиях. Рабочие не имели теплой одежды. Почти все они впервые держали в руках топор и пилу. Слабые от недоедания, они часто не могли выполнить нормы, хотя и не жалели сил, чтобы справиться с новым делом. Организованные в спешке заготовительные пункты находились в стороне от дорог, не хватало транспорта и инструментов. Рабочим приходилось вывозить дрова с лесных делянок за 4-5 километров на санках».

Другим важным источником местного топлива были торфяные залежи в пригородах. Все основные торфопредприятия Ленинградской области, расположенные на богатых месторождениях, находились в местности, оккупированной фашистами. Внутри блокадного кольца остались лишь небольшие торфоразработки – «Ириновка» и «Янино». Они и стали блокадной «кочегаркой» Ленинграда. Но, к сожалению, эта «кочегарка“ могла дать городу совсем незначительное количество топлива».

Истощение запасов топлива поставило город перед необходимостью использования городских деревянных строений. Разборка

Заготовка топлива

©СПБ ГБУК «Музей обороны и блокады Ленинграда»

 деревянных домов требовала особой сноровки, которой, конечно же, не обладали ленинградки. Но воспоминания о жизни в обледеневших квартирах заставляли женщин ворочать огромные бревна срубов, таскать и пилить их вручную.

Какой бы ни была довоенная работа женщин-ленинградок, блокадное лихолетье проявило в них новые, неведомые им самим запасы энергии, таланта, подвижничества.

Мало известная до войны детская писательница Ольга Берггольц вознеслась в своем поэтическом творчестве и работе на радио до признания «Блокадной музой», поэтесса Вера Инбер создала пронзительнейшее по искренности чувств произведение «Пулковский меридиан», нежнейшее создание-балерина Ольга Иордан – в любую погоду радовала своим искусством на грубо сколоченных досчатых сценах под открытым небом солдат, только вышедших из боя.

Скульптор Вера Исаева семнадцать месяцев блокады провела в труде в своей мастерской, как рабочий на стройке. В ватном костюме, в валенках и ушанке, похожая больше на лесоруба, чем на художника, она лепила и лепила фигуры бойцов, дружинниц МПВО, партизан. Ненавистью скульптора к фашизму дышат созданные ею в самую тяжелую пору фигуры «Вандал ХХ века» и «Гитлер на осле».

Блокада явилась невиданным испытанием для медицинских работников Ленинграда. Когда население особенно нуждалось в медицинской помощи, нормальная работа медучреждений была нарушена. Не хватало врачей, не работали лечебные кабинеты и лаборатории. В больницах больные лежали в темных, нетопленных палатах в верхней одежде. И даже в таких условиях медикам, в основном женщинам, удавалось спасти жизни многим горожанам, избежать эпидемий.

Юлия Ароновна Менделева ©СПБ ГБУК

«Музей обороны и блокады Ленинграда»

На директоре Педиатрического института Юлии Менделеевой, лежала ответственность и за учебный процесс, не прекращавшийся в годы блокады, и за коллектив педагогов и врачей клиники, и, самое главное, за детей блокады и еще не родившихся, и тех, кого необходимо было выходить, несмотря на ужасы блокады. Примером для подражания были женщины-ученые.

Клавдия Пантелеева исполняла обязанности директора, оставшейся в городе части Всесоюзного Научно-Исследовательского Института Растениеводства. Из сохранившихся документов ее домашнего архива, встает картина ежедневно возникающих, казалось бы, непреодолимых препятствий сохранения мировой коллекции растительного фонда. Умирающие сотрудники, нашествие крыс, требование освободить здание под госпиталь и переноску коллекции в другое помещение, необходимость весенних посевов отдельных культур и многое другое легло на её плечи. И хрупкая, голодающая женщина находит в себе силы для решения всех проблем.

Кому, как ни спортсменам, для участия в соревнованиях, поддержании спортивной формы требуются хорошее питание, режим. Но именно

Мария Минина ©СПБ ГБУК «Музей обороны

и блокады Ленинграда»

 спортивная закалка и целеустремленный характер, вопреки всем трудностям, приводили каждый день знаменитую ленинградскую спортсменку Марию Минину (мать двух близнецов, оставшихся в блокадном кольце) на стадион для проведения занятий на Военно-Учебном пункте. За подготовку тысяч бойцов она была награждена во время войны званием Заслуженного мастера спорта СССР. Она участвовала во всех городских спортивных соревнованиях и зимой и летом, а также во Всесоюзных чемпионатах, проводимых в годы Великой Отечественной войны.

Страшно даже думать об опасности, которой подвергали себя альпинистки Ольга Фирсова и Александра Пригожева наравне с мужчинами, которым пришлось закрашивать и закрывать защитными холстами золоченые купола Адмиралтейства, Петропавловского собора, Михайловского замка, Исаакиевского собора. Находясь на высоте, они могли погибнуть во время неожиданно начавшихся обстрелов и бомбежек, но святой долг перед любимым городом не останавливал их.

Для того чтобы дети Ленинграда могли учиться и развиваться в тяжелейших условиях блокады, руководством города принимались все меры для непрерывной работы школ, где учителями и воспитателями были в основном женщины. Особой благодарности заслуживают педагоги школ и сотрудники детских садов и ясель, самоотверженно посвятившие себя спасению детей, налаживанию работы школ и дошкольных учреждений, окружившие детей заботой и вниманием.

Занятия на пороге разрушенной школы ©СПБ

ГБУК «Музей обороны и блокады Ленинграда» 

Долг перед детьми, когда уже не хватало сил даже встать с постели, ежедневно приводил их в классы, заставлял учить, поддерживать, показывать пример выносливости в любых условиях. Сегодня известен скромный подвиг учительницы Александры Николаевны Мироновой. Летом 1941 года она несколько месяцев работала на оборонной стройке. Вооружившись киркой и лопатой,  немолодая женщина рыла окопы, возводила противотанковые укрепления, а после напряженного трудового дня приходила в общежитие «оборонников» как агитатор. В ноябре 1941 года возобновились занятия в школе. Педагогическую работу Миронова сочетала с ежедневными дежурствами в госпитале. Зимой 1941-42 годов с закрытием обледеневшей школы, Александра Николаевна взяла на себя заботу об осиротевших детях. И школа сама собой превратилась в детский дом, хотя не было сначала оборудования и необходимых средств. С утра до вечера Миронова была поглощена одним стремлением – как можно скорее разыскать осиротевших ребят, спасти их, поместить в детские дома. За два с половиной месяца Александра Николаевна перенесла на руках и привезла на санках в детский дом свыше ста разысканных ею безнадзорных детей.

Из дневника учительницы физики Приморского района: «Чем труднее жизнь наших учащихся, тем лучше должны быть наши уроки. В наши дни, в нашем городе духовная пища должна быть первосортной».

В работе железной дороги, проложенной по берегу Ладожского озера после прорыва блокады и называемой и «Дорогой Победы» и «Дорогой смерти» отличились регулировщицы – «живые светофоры», стоявшие с фонарями на каждом километре железнодорожного пути, простреливаемого фашистами. Презирая страх и смертельную опасность обстрелов и бомбежек, они мужественно несли свою боевую службу.

Уже в 1942-м году всю работу в городе по налаживанию нормальной жизни пришлось выполнять на общественных началах и при минимальных затратах государственных средств всем жителям Ленинграда. В основном это касалось ремонтно-строительных работ. Население овладевало строительными специальностями каменщика, столяра, плотника, маляра, штукатура, кровельщика, сантехника, слесаря и др.

После прорыва блокады в работах по восстановлению жилого фонда принимали активное участие девушки – бойцы МПВО. В моменты

Разборка развалин дома ©СПБ ГБУК

«Музей обороны и блокады Ленинграда» 

 затишья между обстрелами и бомбежками бойцы специальных восстановительных формирований и других служб становились каменщиками, плотниками, водопроводчиками, малярами.

Женщины других стран, узнав о трагедии блокадного Ленинграда, восприняв судьбу ленинградских женщин, как свою собственную, присылали ленинградкам приветствия.

Так в 1942 году шведские женщины из городов Коттридж и Эдри прислали в Ленинград альбом со словами поддержки, рисунками и фотографиями. Ответный Альбом было поручено оформить Остроумовой-Лебедевой, которой помогала Милютина с 14 по 19 июня 1942г.

Ныне Альбом хранится в национальной библиотеке в г. Глазго.

Присяга ©СПБ ГБУК  «Музей

обороны и блокады Ленинграда»

Партизаны ©СПБ ГБУК  «Музей

обороны и блокады Ленинграда»

Каким же неженским характером должны были обладать женщины-фронтовички. Не в тылах армии, а на поле боя, в окопах и землянках, в кабине самолетов и за рычагами танков, среди раненых и убитых. Одновременно с мужчинами в Армию народного ополчения шли отважные женщины Ленинграда. В первый месяц войны от девушек Ленинграда поступило свыше 27 тысяч заявлений. 31.925 ленинградских женщин ушли из Ленинграда на фронт медсестрами и сандружинницами. В 1942 году вышел Приказ НКО СССР о мобилизации женщин. 26 марта 1942г. Приказ №   0058 о мобилизации 100 тыс девушек в войска ПВО некоторых полках и дивизиях они составляли от 50 до 100% личного состава). 13 апреля 42г. Приказ №   0276 – 6 тысяч женщин в войска связи. В октябре 1942г. по решению ГКО вторая массовая мобилизация женщин в войска ПВО. В ленинградской армии ПВО служили свыше 9000 женщин. Сомнительно, чтобы какая-нибудь девчушка в подростковом возрасте мечтала о стрельбе из винтовки. А в годы Великой Отечественной войны через снайперские школы прошли тысячи девушек, ничуть не уступавших в мастерстве мужчинам. 

Ленинградка Мария Кошкина начинала войну санинструктором, потом стала снайпером. 15 Марта 1943 года

Снайпер Мария Кошкина ©СПБ ГБУК 

  «Музей обороны и блокады Ленинграда»

 Мария убила 85-го фашиста. Это был её последний снайперский выстрел: в этот же день её тяжело ранило в правый глаз. Стрелять по-снайперски она уже больше не могла, но воевать продолжала: ходила в разведку, спасала раненых.

Ленинградка Наталья Сапьян ушла на фронт добровольцем. Кроме снайперской работы эта маленькая и хрупкая на вид девушка успешно справлялась с обязанностями санинструктора. Кроме 102 убитых гитлеровцев был у Натальи и другой не менее важный счёт: за годы войны она спасла жизнь 109 раненым бойцам и командирам. Грудь отважной девушки украсили 11 боевых наград. Алия Молдагулова уничтожила 91 фашиста.

Нина Петрова – единственная женщина-снайпер, ставшая полным кавалером Ордена Славы, родилась 15 июля 1893 года в Ораниенбауме. Задолго до начала войны Нина Петрова увлеклась пулевой стрельбой, окончила школу снайперов, в которой потом стала инструктором. К началу Великой Отечественной войны ей было уже 48 лет и она не подлежала призыву. Однако она добровольцем ушла на фронт. Нина Петрова уничтожила 122 врага.

Страх перед смертью присущ каждому человеку. Тем выше подвиг людей сумевших преодолеть его во имя высшей цели. Женщина лицом к лицу с ненавистным врагом. Такими мы представляем себе партизанок, разведчиц, подпольщиц. Трагична судьба многих из них.

Переживая неженские испытания, они словно не замечали всех тягот партизанского быта – постоянной опасности, голода, изношенной одежды, отсутствия медицинской помощи, беспрерывной смены расположения партизанских лагерей, жизни в землянках и шалашах. Находясь, все время на острие между жизнью и смертью, многие проявляли чудеса изворотливости, находчивости, артистизма и героизма.

Клава Назарова, руководившая комсомольским подпольем в городе Острове Ленинградской области, была схвачена и казнена в декабре 1942 года.

Возглавившая подполье после ее гибели Людмила Филиппова была схвачена с тремя товарищами 23 августа 1943 г. и после долгих пыток расстреляна 9 сентября 1943 г. в 7-и километрах от города Острова.

20 февраля 1943 года фашисты расстреляли пионерку Галю Комлеву. Она была связной оредежских партизан. Когда избитую и окровавленную ее после допросов бросили в камеру, она, придя в себя, сказала подругам: «Честное пионерское, ничего не сказала».

С.Мочалов. Женский отряд Всевобуча ©СПБ 

 ГБУК  «Музей обороны и блокады Ленинграда»

А.Пахомов. В очаге поражения ©СПБ ГБУК 

«Музей обороны и блокады Ленинграда»

 

Прекрасной половине человечества – в гимнастерке и ватнике, в рабочей робе и театральном костюме, в платьице и спортивной форме, в горе и радости – посвятили свои произведения художники и поэты, композиторы и скульпторы, фотографы и писатели.

К сожалению, в огне войны страна потеряла очень многих девчонок, девушек и женщин. Они отдали свои жизни во имя Родины.

Вечная слава советским женщинам, прошедшим Великую Отечественную войну, несломленным и победившим фашизм.

 

 

 

 

 

Литература к теме:

Женщины города Ленина, Рассказы и очерки о женщинах Ленинграда в дни блокады., — Л., Лениздат, 1944

900 героических дней, Сборник документов и материалов о героической борьбе трудящихся Ленинграда в 1941-1944 гг., — М.-Л., «Наука», 1966,с.365

Карасев. А.В., Ленинградцы в годы блокады 1941-1943, — М., Издательство Академии наук СССР, 1959

«Ленинградская правда на оборонной стройке», 10 августа 1941 г.

«Ленинградская правда», 29 октября 1943 г.

Медико-санитарные последствия войны и мероприятия по их ликвидации. Т. 1, 2. Изд. АМН СССР. 1948 г.

Манаков, Н.А., В кольце блокады – Л., Лениздат, 1961,

ЦГАИПД ф.25, оп. 11, ед. хр. 347, л.14

ЦГА ЛО, ф.7384, оп. 13, ед. хр. 112, л. 12.

Худякова, Н.Д., За жизнь ленинградцев, — Л., Лениздат, 1958.

 

 

©Ведущий научный сотрудник заведующая научно-выставочным отделом Музея обороны и блокады Ленинграда Ирина Александровна Муравьева.