1941 1944 1945 1942 1943

Научный оплот

Ученые Ленинграда внесли огромный вклад в оборону города. Вместе со всеми они защищали город от врага. Они уходили на фронт и в партизанские отряды, становились командирами и рядовыми бойцами. Но главным полем битвы для них оставалась наука, которая была полностью подчинена решению важнейших оборонительных задач.

Когда началась война, многие научные учреждения были эвакуированы вглубь страны, в городе остались только немногочисленные филиалы. В сентябре 1941 года, когда Ленинград оказался в кольце блокады, крупнейшие ленинградские ученые продолжили работу в осажденном городе. В октябре 1941 года в Ленинграде трудились 12 академиков и 15 членов-корреспондентов Академии наук СССР. Академики С. А. Жебелев и А.А. Ухтомский, несмотря на неоднократные предложения отправить их в более безопасное место, отказались покинуть город. Только после правительственного распоряжения эвакуировались академики Н.И. Мещанинов и Л.А. Орбели. В декабре 1941 года, после седьмого по счету требования уехать, выехал из Ленинграда академик А.А. Байков. В постановлении Совета по эвакуации от 28 октября 1941 года содержалось распоряжение о немедленной эвакуации самолетами двухсот наиболее выдающихся представителей науки.

В первые же дни войны была осуществлена полная реорганизация научно-исследовательской работы. Вся научная деятельность теперь проводилась в теснейшей связи с оборонным производством. Лаборатории и производственные мастерские научно-исследовательских институтов и вузов получали оборонные задания наравне с промышленными предприятиями.

Неоценимую помощь предприятиям оказала специальная техническая комиссия, в которую входили действительный член АН УССР Н.Н. Давиденков, профессора В.М. Андреев, П.П. Кобеко, А.В. Загулин, Б.А. Остроумов. Комиссия установила тесную связь с научными работниками, конструкторами, инженерами и изобретателями. Благодаря работе комиссии были внедрены в производство новые технологические процессы литья снарядов и мин. Опытнейшие ученые-металлурги разработали методику получения новых сплавов и консультировали заводы по вопросам производства и обработки чугуна, стали и цветных металлов. В общей сложности 48 предприятий города получили существенную и крайне необходимую им техническую помощь.

Ленинградские отделения Всесоюзных научных инженерно-технических обществ также оказывали большую помощь предприятиям. Созданные из авторитетных специалистов науки и техники особые бригады решали вопросы автоматизации производства и усовершенствования технологических процессов, модернизации оборудования и многостаночного обслуживания, изыскивали заменители сырья и топлива. Ученые активно сотрудничали с рабочими-изобретателями, помогали внедрять их предложения в практику.

При горкоме партии в июле 1941 года была создана комиссия по реализации оборонных рационализаторских предложений и изобретений. В нее входили академики Б.Г. Галеркин, А.Ф. Иоффе, Н.Н. Семенов, профессора Я.Б. Зельдович, Н.Н. Миролюбов, А.А. Петров, Д.В. Тищенко, Ю.Б. Харитон, М.А. Шателен. При непосредственном участии комиссии создавалось большое количество новых приборов и образцов военной техники.

Забота об упрочнении внутренней обороны города также легла на плечи ленинградских ученых. Они проектировали бомбо- и газоубежища, находили новые способы улучшения безопасности убежищ, создавали новые виды технической маскировки важнейших объектов города. Во многих институтах развернулись исследовательские работы в области защиты от химических нападений.

Смертоносный голод, царивший в городе, требовал скорейшего решения проблемы нехватки продовольствия. На помощь снова пришли научные работники Ленинграда. Они помогали налаживать производство пищевых заменителей, изучали их состав, питательную ценность, определяли безвредность и наилучшие способы приготовления. Большой вклад в эту работу внесли сотрудники Научно-исследовательской лаборатории пищевой гигиены. Группа специалистов под руководством профессора Лесотехнической академии В.И. Шаркова разработала технологию гидролиза целлюлозы для превращения ее в пищевой продукт. За годы блокады ленинградские предприятия выпустили около 16 тысяч тонн пищевой целлюлозы.

Из-за крайне скудного питания у ленинградцев развивались различного рода авитаминозные заболевания. Среди них угрозу массового характера приобрела цинга – болезнь, вызванная недостатком в организме витамина С, которая приводила к общему ослаблению, болям в конечностях и выпадению зубов. Для предотвращения массового заболевания цингой было необходимо срочно наладить производство витамина С. Руководство по организации производства взяли на себя сотрудники Научно-исследовательского витаминного института. При их непосредственном участии было создано 8 заводских установок, которые в 1942 году выработали более 16 миллионов доз хвойного настоя. Сотрудники Ботанического института занялись поисками растений, богатых витамином С. В результате совместных усилий в Ленинграде и области было обнаружено свыше 100 дикорастущих съедобных растений, содержащих необходимый витамин. Были установлены места их произрастания, составлен специальный справочник растений Ленинградской области.

В начале блокады ленинградские ученые получали питание по нормам снабжения служащих. И только с февраля 1942 года им стали выдавать рабочие продовольственные карточки. В январе 1942 года в гостинице «Астория», а также в ряде крупных научных учреждений были открыты стационары для ослабевших и заболевших ученых. Это помогло спасти жизни сотням деятелей науки.

Однако многих выдающихся ученых спасти не удалось. В декабре 1941 года погиб от истощения академик С.А. Жебелев, в январе 1942 года умер академик П.К. Коковцов, в августе 1942 года после продолжительной болезни скончался академик А.А. Ухтомский. Кроме того, за 1941-1943 года ленинградские учреждения Академии наук потеряли 5 членов-корреспондентов, 22 профессора и доктора наук, 54 кандидата наук. Многих научных работников не досчитались вузы. Около 100 своих членов потерял преподавательский коллектив Университета. Из 300 профессоров и преподавателей Института инженеров железнодорожного транспорта погиб 81, из них около 50 умерло от голода зимой 1941/42 года. Голодная смерть вырвала из рядов ленинградских ученых виднейших представителей различных научных областей.

Весной 1942 года жизнь научных работников в Ленинграде немного улучшилась. Положительные изменения в питании и бытовых условиях позволили ученым продуктивнее включиться в работу по оказанию помощи фронту. Возобновились разработка и проектирование новых образцов пушек, минометов и боеприпасов.

В марте 1942 года горком партии принял решение о слиянии ряда научно-исследовательских институтов с фабрично-заводскими предприятиями. Это слияние позволило продолжить крупные исследования, а также начать более оперативно реализовывать результаты исследовательской работы в оборонной промышленности.

В 1942 году продолжилась эвакуация ленинградских научных учреждений. Вглубь страны были вывезены 11 из 14 институтов Академии наук, многие отраслевые институты. В городе остался лишь небольшой коллектив научных работников. Они помогали создавать новую военную технику, организовывать работу промышленных предприятий.

Оставшихся в Ленинграде деятелей науки объединил Дом ученых им. М. Горького. В его Совет вошли профессора А.Б. Вериго‚ И.Д. Жонголович, П.П. Кобеко, П.С. Козьмин, М.В. Черноруцкий и другие. В августе 1942 года Дом ученых объединял 450 научных работников. Их главные задачи состояли в оказании помощи заводам, фабрикам и военным организациям, разработка и реализация изобретений, организация конференций, сотрудничество со средствами массовой информации.

Вокруг Дома ученых им. М. Горького сконцентрировались все научные силы Ленинграда. В июле 1943 года при Доме ученых было организовано Бюро научной и научно-технической помощи городу и фронту, которое стало центром всей научно-исследовательской деятельности оборонного характера. Члены Бюро находили решения самых сложных технических проблем в отраслях металлургии, машиностроения, приборостроения, химии.

При Доме ученых работали секции изобретателей – механическая, химическая, строительная, металлургическая и другие. Работа секций оказала большую практическую помощь ленинградской промышленности. Секциями руководили профессора А.А. Алексеев, Ю.В. Баймаков, А.Б. Вериго‚ М.Ц. Каменский, П.С. Козьмин, И.Г. Кулев, М.Х. Пигулевский, В.С. Спиридонов, А.Д. Халкиопов‚ доцент К.Д. Морозов. Ученые организовывали местные бюро рабочих-изобретателей на фабриках и заводах, налаживали обмен опытом между предприятиями, изыскивали заменители сырья, топлива, строительных материалов.

Особую роль в борьбе ленинградцев с фашистскими захватчиками сыграли работники гуманитарных наук. Естественно, что в те дни большую популярность приобрела тема народного патриотизма и героизма. Война вызвала небывалый интерес к истории русского народа, к изучению боевых традиций. Этим темам и были посвящены труды ленинградских писателей, вдохновлявшие советских людей на борьбу. Книги, которых в те годы было написано немало, издавались тут же, в Ленинграде, и расходились большим тиражом.

Сотрудники Ленинградского отделения Института истории АН СССР, под руководством академика Е.П. Тарле и профессора А.В. Предтеченского, выпустили в июле 1941 года сборник документов и материалов «Отечественная война 1812 года». В брошюре Б.М. Кочакова, Ш.М. Левина, А.В. Предтеченского «Великое народное ополчение», посвященной истории военных формирований добровольцев в России, рассказывалось о формировании ополчения в Ленинграде летом 1941 года.

Когда в январе 1943 года была прорвана блокада Ленинграда, в научной жизни города началось большое оживление. Улучшение ситуации с продовольствием и топливом позволяло увеличить количество действующих научных учреждений и их филиалов. В 1943 году в Ленинграде работало уже 61 научно-исследовательское учреждение. Из эвакуации вернулись многие видные деятели науки. Они возвращались к полноценной жизни, и были готовы к новым свершениям и открытиям.

На протяжении всего периода блокады ленинградские ученые боролись за сохранение научных ценностей. В самые голодные дни работники Всесоюзного института растениеводства продолжали сохранять уникальную, известную во всем мире коллекцию семян, насчитывавшую до 200 тысяч образцов зерновых, овощных и технических культур. Многие сотрудники умирали от голода, но ни один ящик с зернами не был тронут.

Не прекращая научно-исследовательской деятельности, направленной на оказание помощи фронту и промышленно-военным предприятиям, ученые участвовали в работе противопожарной и противовоздушной обороны, тушили на крышах зажигательные бомбы.

От постоянных обстрелов и бомбардировок сильно пострадали здания научно-исследовательских институтов и вузов города. Главная астрономическая обсерватория в Пулково была превращена в руины. Оранжереи Ботанического института с их богатейшими коллекциями существенно пострадали от вражеских бомбардировок, погибли редчайшие экземпляры растений.

Бесспорно, война сильно повлияла на состояние научной жизни Ленинграда, но не смогла остановить и уничтожить ее. Под грохот бомб и снарядов, в ледяном холоде проходили заседания ученых советов и защищались диссертации, голодающие ученые и изобретатели делали открытия, проектировали и разрабатывали новые технологии. Это были ярчайшие свидетельства мужества и героизма ленинградских ученых.

 

Источники:

Ковальчук В. М. Очерки истории Ленинграда. Т. 5. – Л., 1967.

Ковальчук В. М. 900 дней блокады. Ленинград 1941-1944. – СПб, 2005.

Комаров Н. Я., Куманев Г. А. Блокада Ленинграда, 1941-1944: 900 героических дней: Исторический дневник. – М., 2004.

Ленинград в осаде: сборник документов о героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны, 1941-1944. – СПб, 1995.