1941 1944 1945 1942 1943

Розин Валентин Павлович

Розин Валентин Павлович

Ленинград,= 22= ул. Рентгена, д. 2/11; к. 1 (12?)

30.12.1941

 

1942 г.

…Любимый город в кольце блокады…

Хочет удушить, уморить нас с голоду. Но ни черта!! Не сдадимся!! Поборемся!! 01.01.42

С Новым 1941 Годом!!

Встречи Н. Г. за 10 лет:

1932 г. и 1933 г. – Не помню.

1934 г. – У Антоновых.

1935 г. – Г.А.Т.О.Б (оп. «Мазепа» Чайковского).

1926 г. – Дома (вдвоем с Надюшей).

1937 г. – Дома уч. Москвичей!!!)

1938 г. – В муз. Комедии.     

1939 г. – У Евгения (свадьба).

1940 г. – У Яши Камышева (!!!).

1942 г. – У Геннадия (маловато горилки!).

1942 г. – Дома: я, Надя и сын.

Назло всем врагам, лишениям и испытаниям, ровно в 24:00, мы подняли бокалы … кофе, целовались, поздравляли друг друга с Н. Г. и поклялись бороться до победного. Немного пели под гитару, сыграли с Н. в «козла» и легли спать (горилка подействовала).

Ленинград, 2.01.1942

Рыночные цены (примеры):

  1. Хлеб – 100 г – 40 р.
  2. Папиросы: «Беломор» – 1 п. – 15 р., «Звезда» – 10 р., «Прибой» – 10 р., «Норд» – 10 р., «Ракета» – 8 р.; табак – 1 пачка – 20-30 р.
  3. Сахар, конфеты, масло – меняются только на хлеб и? ??
  4. Великолепные оленьи сапоги с меховыми вкладышами – 2 кг хлеба.
  5. Пальто мужское демисезонное, польский драп – 1 кг хлеба.
  6. Дрова 1 метр3 – 4 кг хлеба.

 

11.01.1942

Ленинград – кладбище живых трупов… Люди мрут как мухи! Многие знакомые уже ушли в вечность… Вась Васич… Бирк… Черт знает что такое, здоровые ребята и так глупо погибают. Выходишь на улицу – наблюдаешь демонстрацию гробов, их так много, что волосы встают дыбом. Кое-как сколоченный, бесформенный ящик, двухместный, трехместный, и просто в тряпках завернутого везут на саночках. Куда ни глянешь: гробы, гробы… В среднем, на сегодня смертность составляет 9-10 тысяч человек. Трамваи уже давно не ходят. Голодные, обессиленные люди, еле переставляя ноги, плетутся порой через весь Ленинград. Жуть! Опухшие, с истощенными лицами, люди напоминают воскресших мертвецов. Воды нет, света нет, топлива нет. Коптилка с машинным маслом решает проблему освещения. Ночью в морозном воздухе царит симфония разрушения, варварски сносящая все пригодное для отопления: деревянные постройки, заборы и т. д. Растет преступность, отнимают карточки, хлеб, в любое время дня. В магазинах по карточкам многих продуктов нет. Надежды на прибавку – никакой. Чувствую себя херово, ноги отказываются ходить, у Н. ноги – как бревна. Игоря на улицу не выгонишь. Переживем…

21.01.1942

…Зимний вечер долгий. Чего только не передумаешь в течение него. Вспоминаешь о прошлом, анализируешь настоящее, думаешь о том, что тебя ждет впереди. Из всех дум одна крепче всех: как бы суметь пережить это тяжелое время, как бы разъяснить вопрос с едой. Все время хочется есть, с нетерпением ждешь 6 утра, чтобы скорее выкупить пайку хлеба.

Хочется отогнать от себя назойливые воспоминания о прошлом, когда ты ел досыта, но сделать это никак не в силах – становится крайне досадно. Целый месяц со дня на день надеемся получить прибавку хлеба – и ни черта! За целый месяц уже не выдаются полагающиеся продукты, главное – жиры – херово! Если бы не Токсово и не тетя Лена, мы бы давно пропали. Только благодаря им мы еще немного продержались и не потеряли облик человеческий. Но сейчас эти источники исчезли: в Токсово поезда не ходят, а тетя Лена отказала, что будет дальше? Жутко подумать. Жалко Игоря – такой парнишка.

Ленинград еще в железном кольце блокады, ежедневно получаем прибавку в виде артиллерийского обстрела, хоть бы скорее раздавить гада! Ленинград – мертвый город. Народ в панике творит безобразие, весь город загажен, сломаны красивые заборы и ограды, жгут цокольные этажи..! Каждый день возникают пожары, пожарные со стороны наблюдают и греются – тушить нечем, воды нет.

22.01.1942

Этот день я традиционно проводил на лыжах в «Мельн. Ручьи» – какое это было время! Нынче, при всех условиях прекрасного зимнего покрова, еще не пришлось стоять на лыжах – до слез обидно! Но и не до лыж – ноги совсем отказываются, подняться по лестнице на второй этаж представляет собой довольно сложную задачу. Писем ни от кого нет. От родни, месячной давности открытки Г. только раздражают… Сколько ему не высылал – все мало. Очевидно, корреспондент пропадает. Особенно жаль посылки.

Стоят настоящие крещенские морозы – ух как холодно! Счастье, что есть дрова, а то бы совсем «труба»! Вообще зима – просто сказка, деревья убраны инеем, красивое небо, звездные ночи! При условии мирного времени эта зима оставила бы много приятных впечатлений и воспоминаний. Сейчас же вопрос «поесть» – заслоняет собой все прекрасное на свете! Обидно… Завод не работает. Безалаберность, хаос, произвол и беспорядок – царят повсюду. Скорее бы весна – переживем!

24.01.1942

Прибавили хлеба. Очень мало, но все-таки чувствуется моральный подъем. Очень плохо, что не выдают остальных продуктов (жиры, сахар!!), а то с этим хлебом уже можно было бы существовать, не думая о голодной смерти… Характерно, что в эти дни мне, Н. и сыну снятся сны о хлебе. А я сегодня во сне – в каком-то театре, после окончания спектакля стоял в очереди в буфет за пирожными, но конечно… не досталось!! Сегодня – 18 лет назад хоронили Ильича… Сегодня такой же жуткий мороз, как и тогда – в 1924 г. Хотел сегодня (суббота) идти до Токсово на лыжах, но очень большой риск в такой мороз, с кусочком хлеба пускаться в такое путешествие, подожду более теплой погоды. Просмолил лыжи, смазал ботинки, но, как говорится, «видит око, да зуб неймет».

Горит здание за зданием. Эпоха «буржуек» войдет в историю Ленинграда. Очень жаль, что горят все хорошие капитальные здания. Хлеб на рынке – 50-60 р. – 100 г. Папиросы – 60-80 р. пачка. Пачка табаку за 2 р. – 200 г. Хлеба. Вязанка дров из 20-ти полешек – 80-90 р. Люди мрут…

29.01.42

Вода… Уж и без того на проклятого ленинградца все невзгоды и лишения, а тут еще безобразие с водой! Город перекрыл подачу воды. Для того чтобы достать немного воды, необходимой для хозяйства, приходится стоять в очереди у к. канавы – это еще полгоря. Пекарни, не получая воды, прекратили выпечку хлеба. Народ сутками стоит в очереди за куском хлеба и может не получить. Подорвали последний и единственный источник существования… Жуть! Дело дошло буквальным образом до убийства. Народ мрет… И, видимо, никому до этого нет дела. Кругом творятся чудовищные безобразия и преступления – милиция не действует, сейчас ее хватит только на то, чтобы самим остаться в живых, за счет (намеченных) ими жертв. Гады!! Сегодня у меня вид особенно приятный – морда толстая, распухла, ноги еле передвигаются! Но ни черта! Злее будем, так дешево погибать не собираюсь. Скорей бы потеплело – пойду на лыжах в Токсово. Почта не работает, писем ни от кого нет. Страшно хочется чего-нибудь выпить и плотно бы закусить! Ха! Ха! – очевидно несбыточные мечты! А кто знает? Может, через месяцок и стукнем о столик?

4.02.42

Тяжелый месяц январь позади…

Прожит «месяц смерти», голодный месяц… Тысячи людей не пережили тяжелых испытаний и навсегда ушли в вечность. На сегодняшний день смертность по Ленинграду, говорят, составляет 20 000, но, по-моему, эта цифра далеко не точна. Умирают целыми семьями. На улицах везде трупы. На Карповке рядами лежат на снегу сотни трупов, грузовиками их транспортируют на кладбище, а там рабочие с заводов, в порядке трудовой повинности, роют общие могилы и укладывают туда их штабелями. Да, настроение жуткое! <…> Этот голод ужаснее голода в Поволжье в 1919г. На фронтах, особенно Ленинградском, очевидно, дела не важны, т. к. с подвозом продуктов все также плохо. Сил не хватает ждать и надеяться. Хлеб хороший, но его совершенно недостаточно при отсутствии остальных продуктов. Завтра, не взирая на мороз, хочу предпринять рисковое путешествие до Токсово. Думаю утром пораньше выйти. Смазал лыжи, приготовил рюкзак. Только бы не подвели ноги! Ну, как-нибудь доползу! <…>

11.02.42

Еще одна победа! Прибавили хлебушка. Мало. Чем больше организм тощает, тем больше хочется есть. Я в состоянии съесть за один прием кило-два хлеба. Варить нечего. Жиров нет. Ну, что ж, и на том спасибо правительству! Угроза голодной смерти понемногу слабеет. Авось переживем!!

О Токсове:

Можно смело сказать, что это было действительно ужасное, рисковое и неблагодарное путешествие! Куча неприятностей свалилась на мою голову. Во-первых, по пути туда меня угораздило заблудиться – пошел не по той дороге и попал вместо Ручьев на Ржевку – это пахло крючком километров на 10. К Токсову добрался к вечеру чуть тепленький. Лыжи половину дороги пришлось нести на плече: лыжни нет, а идти по льду на руках сил не хватало. Ив. Павл. дома не застал, переночевал в холодном помещении, промерз насквозь и совершенно не спал. На другой день, кроме двух конячих ног, ничего не удалось достать. Выбрался из Т., по счастью, на военной машине – это меня спасло, а то обратно бы не добрался. Мироновы – сволочи! Чувствую себя плохо.

13-е февраля 1942 г.

День рождения сына. Моему чаду исполнилось семь лет. Время бежит… Несчастливое для него время!!.. В лучших условиях надо бы было выпить по этому поводу, ну что же, и выпили водички с пайкой хлебца. Подарил сыну <…> на костюмчик и альбом для открыток. Довели. Надюша извлекла баночку консервов, специально для этого дня оставленную, выменяли две вязанки дров на 400 г хлеба. Пообедали удовлетворительно.

Начинают выдавать понемногу продуктов, выдали крупы: мне – 0,5 кг, Н. и И. по 0,25 кг. Ожидается выдача масла. Становится чуть полегче. Говорят, что Понкова с работы сняли, за «хорошую работу», и как будто бы в Ленинград приехал Микоян (?). Если вопрос с улучшением выдачи продуктов наладится, то честь и хвала Микояну! Много рабочих уехало по вербовке на Ладожское озеро на разгрузку-погрузку продуктов – тоже действенные мероприятия. Мог бы уехать и я, но не дали, – возможно, на этом деле я прошляпил, т. к. по крайней мере там будут прилично питать, а это все.

Вчера разрешили очень важную проблему – всей семьей вымылись в корыте – замечательно! Эх! Покушать бы! (14-2-42-01:30)

16.02.42

Хлеб на рынке становится несколько дешевле. Если несколько дней назад 100 г хлеба стоили 50-55 рублей, то сегодня 100 г можно купить за 25 р. Зато цены на табак и папиросы взвинчены до сумасшествия: табаку вообще мало, а папиросы (например, «Звезда») – пачка стоит100 рублей. «Беломор» – 400-500 г хлеба. Из рыночных деликатесов надо отметить столярный клей, который имеет право обмена наравне с остальными продуктами. Плитка клея – 35-40 г – употребляется для приготовления студня. Вчера купил 3 плитки, сегодня испробуем с конячей ногой (копыто). На рынке продается и масса хороших вещей: торгуют в большинстве случаев эвакуирующем из Ленинграда. Но денег нет! Только еще выдали на вторую половину декабря, да январь целиком за заводом. Из продуктов подбросили еще крупы, выдали еще такую же норму за вторую декаду февраля, почему-то не слыхать о масле, надо бы жиру. Нормы продуктов (на рабочего): крупа – 2 кг, масло – 0,8 кг, мясо – 1,5 кг, сахар – 0,96 кг.

24.2.42

Прошел День Красной Армии. Ждали прибавления продуктов и хлеба – но нет! Вот уже две ночи под Ленинградом страшная канонада, очевидно, наши жмут, но и он не спит. Опять практикуют артиллерийский обстрел города. Нашему дому положительно не везет, опять в ту половину дома закатил из дальнобойного. В общем, полдома расковырял основательно, придется, очевидно, перебираться в другое жилье. На днях, возможно, удастся разрешить вопрос с эвакуацией Н. и И. Если будет возможно, то провожу их до Ладоги. Хорошо хоть бы их-то отправить в деревню, там все-таки есть картошка и хлеб. Ну а мне придется, очевидно, медленно подыхать здесь одному – чувствую, что чем дальше, тем хуже. Организм тощает, а поддержать нечем. Перспективы на фронтах не радуют. Наша армия истощена и вряд ли сумеет держать оборону, не говоря уже об активном наступательном действии.

Умер Димка Яковлев – не выдержал, бедняга. Хороший был парень. Наверное, не выживет и его друг Аркадий Титкин, сегодня заходил ко мне – вид жуткий. Хотел бы скушать кило-два хлеба! (25-2-01:00)

28.02.42

Итак, еще месяц испытаний остался позади… Голодно! Но чуть полегче, благодаря тому, что подбросили немного продуктов. Впереди еще 1-1,5 месяца холодной зимы, а там и апрельское солнце немного подбодрит народ, лишь бы не было перебоев с продуктами! Иначе – всем смерть. Я иногда чувствую себя ничего, а периодами – жутко, не могу двигаться. Завтра должны явиться на завод работать. Бог мой! Какие с нас работники: большинство мужчин идут по улице с палочкой, являя собой жалкий, старческий облик. И это в 30 лет! Ну ладно! Попробуем поработать! Игорь, Надя – отлично! Игорь – вообще герой!

<…>

8.04.42

…И напрасно надеялся… Это было позавчера. По счастливой ошибке я был назначен дежурным по кухне В.У.П.А. Надо честно признаться, что за все время войны я первый раз наелся досыта: мясо, рыбу, хлеб, желе, соевое молоко… Нарубался до того, что вот уже прошло два дня, а я равнодушно отношусь к завтраку, обеду – порой даже не хочу есть. Просто чудо! Вообще надо сказать, что с переходом на котловое довольствие я стал себя чувствовать гораздо лучше, даже физически окреп. Посмотрим, что дальше будет, во всяком случае: раз в желудке что-то есть, то и самому веселее становится. Н. тоже хлебом обеспечена – химичит с карточками. Сына устроил в круглосуточный очаг, там его хорошо кормят. 14 марта эвакуировалась теща с Шурой работают в Сибири. 3 апреля умер тесть М. Т. Жаль старика, но помочь ему было нечем – его болезнь быстро прогрессировала и в очень короткое время превратила здорового в жалкую гнилушку. Итак, весна в полном разгаре. Все ленинградцы в порядке трудовой повинности работают по очистке улиц и дворов от снега. Работа колоссальная. Гитлер сделал пасхальный визит в Ленинград. В канун пасхи был большой налет авиации – набросал «игрушек», разрушил несколько жилых домов. Надо полагать, что скоро начнутся «горячие деньки».

23.04.42

Весна в полном разгаре… Все время стоит великолепная, теплая погода. Вскрылась Нева. С 15 апреля пустили несколько маршрутов трамваев. Ленинградцы до того отвыкли от трамваев, что с открытыми ртами останавливаются при виде идущего трамвая. Начали работать несколько кинотеатров. Я на В.У.П.е – нач. клуба, вероятно, по ошибке наладил демонстрацию кинофильмов, почти каждый день пропускает кинокартину. В общем, внешне у нас как будто бы все в порядке. Но Гитлер, зараза, начал сильно беспокоить – каждый день активный арт. обстрел. Даже ночи все напролет жуткая канонада. Ну, может, все это в нашу пользу, скорее бы какой-нибудь конец. Все страшно надоело. Сегодня – окончание учебы этой очереди В.У.П.А. Что будет дальше? – неизвестно. По всей вероятности пойдем трубить на завод. Скоро веселый праздник 1 мая, а на душе очень скучно. Не радует ничто! Ни новая квартира, ни вещи… Единственным приятным моментом можно считать то, что обещают к 1-му выдать горилки! Эх, мать-честная! Хоть выпьем с горя, авось, чуть веселее станет. Сегодня заходила утром Тимшина М. В. с ужасным известием – ночью умерла Ирочка – жаль девочку, сгубили ее в яслях. Мы все – я, Н. и Игорь встретили весну <…>, уж больно он тяжело сейчас переносится. Ну, как-нибудь !!

23.5.42

Проходит май… Одиннадцать месяцев войны с проклятым врагом. Ленинградцы под влиянием наступившей весенней погоды и от майских выдач продуктов понемногу «оттаивают». Выдали на праздник горилки – немного встряхнулись. Немец продолжает запугивания: изредка совершает налеты, но они не имеют никакого успеха. Довольно часто ведет арт. обстрел – это хуже. Все районы Ленинграда уже пострадали от снарядов. Но ни черта! – нас теперь и это не пугает. Ленинградцы, оставшиеся в живых, <понимают, что мы победим> бесславного вояку, мерзавца Гитлера!

Вот и сейчас: тишину наступившего вечера и прекрасной белой ночи нарушают трескучие разрывы. Стреляет где-то рядом с городом, очевидно, с бронепоезда. Идет обстрел нашего района. Эта «симфония» даже немного развлекает. Вначале слышно глухой звук выстрела орудия, звук опережает летящий снаряд, затем летит со свистом сам снаряд и… кажется, совсем рядом с домом раздается оглушающий разрыв снаряда. Сволочи! Сегодня особенно активно ведется обстрел. Где-то вдали рявкают наши пушки, очевидно, с кораблей дают ответ. В В.У.П.е жизнь идет своим чередом: кино, концерты, танцы и т. д. Нач. клуба хватает работы. Завязал знакомство с радиоцентром, позже – с чемпионом Ленинграда по шахматам – мастером Лисицыным (хороший парень!). На заводе – тоска! Все в армии! Скоро и мы, очевидно, определимся!

16.02.44

Как много пережито за эти почти два года! Эвакуация из Ленинграда под Москву в г. Раменское, болезнь <…>, выздоровление и снова работа! Все это пережито, я едва на ногах. Спасибо другу жизни Надюше, она вытащила, а то бы – гроб! Самое непростое из всего пережитого – это разрыв родственных отношений с Г., с братом… <…>

 

Сегодня, очевидно, вернусь на запад, – к дому…<…>

ДневникиРозин Валентин Павлович